Понедельник, февраля 17, 2020

otbor_kvartirПродолжение. Начало читайте здесь

Сколько верёвочке не виться, а конец будет.

/русская пословица/

Мы наивно верим в справедливость этой старой-престарой аж до банальности пословицы. Не по этой ли причине особо тяжкие преступления не имеют срока давности?

Великий бард Владимир Высоцкий разнообразил скучную концовку пословицы про тот самый «конец». В его интерпретации: «сколь верёвочка не вейся, все равно совьёшься в кнут или плеть, а то и в петлю… Словом, всё равно укоротят».

Вот и нашей истории конец обязательно настанет… и конечно логичный. Как бы её «сердешную» не крутили и не перекручивали, как бы ни старались извратить, исказить и заврать – конец будет! Какой? Скорее всего, истрепанная долгими мытарствами наша печальная история-веревочка расплетется на несколько концов – каждому свой… кому кнут, кому плеть, а кому и…

Пусть до конца ещё далеко. Одно дело расследуется уже почти год с почти нулевым результатом, а в другом отказано… Всё образуется. Главное не выпускать нить из рук. Это Дмитрию Викторовичу Заставенко наилучшим образом удается. Его подвижнический почти восьмилетний труд в поисках правды не может не вызвать уважение даже у самого требовательного читателя.

Однако немало и тех, кому нескончаемое правдоискательство Д. Заставенко, как кость поперек горла. Это те во всех отношениях приятные и не очень приятные, а кое-кто так и совсем гадкие, люди. Именно о них и пойдет речь… К ним есть вопросы и претензии…

С кого начать? Начнем сначала…

Васильевский горисполком и Опекунский совет.

Когда ныне покойный А.И. Заставенко в 2007 году остался в пустой квартире один на один с застарелым алкоголизмом, им занялись «друзья-товарищи по ремеслу». Больше всех старался «преданный» друг детства, разговор о котором впереди. Он выдвинул идею продать квартиру в Васильевке и на вырученные деньги приобрести скромный домик в селе, а на остаток жить спокойно и радостно. Даже ссудил на расходы по приватизации квартиры 500 грн. Правда, сразу после приватизации друг потребовал вернуть 5000. Собственно племянник Дмитрий Заставенко и узнал о готовящейся афере, когда дядя Саша пришёл к нему просить взаймы 5000 грн, чтобы расплатиться с «друзьями».

Вот тут на сцене нашей драмы и появился персонаж в лице Опекунского совета при Васильевском горисполкоме под руководством Матюх Андрея Борисовича (по совместительству – секретарь Васильевского горсовета), куда 4 декабря 2007 года и обратился за помощью с письменным заявлением Д. Заставенко – прошу в силу ваших компетенции и полномочий исполнить свои обязанности и признать в законном порядке моего дядю Александра Заставенко ограниченно дееспособным, дабы не натворил глупостей.

Первым порывом городского головы Васильевки Сергея Валентиновича Лобинцева было «отфутболить» просителя вместе с дядей куда-то за пределы поля вверенного муниципалитета. Наверное, по выработанной годами на службе городу привычке (любая бумага должна вылежаться), он спустя неделю 10.12.2007 г. шлет Дмитрию письмо. Ты ж племянник, или кто? Вот и обращайся в суд, а исполком если что, выступит третьей стороной.

Да если бы Дмитрий имел право обратиться, стал бы он просить городских чинуш? В том-то и дело, что не мог. По закону в суд по поводу недееспособности могут обратиться члены семьи, органы опеки или лечебное учреждение. У покойного есть сын, но в это время отбывает срок в одной из колоний Запорожской области, с учета в больнице он снят. Остается только Опекунский совет.

Так что Дмитрию Заставенко пришлось настаивать. Получив такой обескураживающий ответ от мэра, он в тот же день обращается за защитой своих прав в прокуратуру Васильевского района. В обращении он прямо сообщает

«Усно мені відомо від сторонніх осіб, що дядько зловживаючи спиртними напоями, має намір з заінтересованими особами укласти договір відчуження своєї квартири, яку він зараз поспішно через заінтересованих осіб приватизує».

До фатальной даты оставалось 38 дней

Тут Опекунский совет проявил завидную бдительность. Как же – как же… Никто и не отказывает, но сначала надо уладить формальности. Но позвольте, какие ещё нужны формальности? Васильевка не такой большой город, чтобы каждый его житель не знал о проблемах Александра Заставенко… Тем более, что время не ждет – «друзья» торопят с продажей. Так зачем время тянуть? Принимайте решение и обращайтесь в исполком за его утверждением и передавайте дело в суд – а в ожидании судебного заседания решайте на здоровье все формальности. Так нет же…

Две комиссии опрашивают соседей, а в Васильевскую ЦРБ, где А. Заставенко состоял на учете у нарколога, следует запрос. Соседи подтверждают – пьет сверх меры. Больница сообщает, что пациент снят с учета в виду бесперспективности лечения. Только тогда, спустя почти месяц после обращения, 26 декабря 2007 года Опекунский совет принял решение… Но что это было за решение? Эталон бюрократической волокиты! Совет решил

«Клопотати перед прокуратурою Василівського району виступити позивником до Василівського районного суду про визнання Заставенка О.І. обмежено дієздатним в інтересах Василівської міської ради»

Не мог не знать А. Матюх, что прокуратура не может выступать истцом в таком деле. Хотя бы потому, что в это время шла прокурорская проверка по жалобе Д. Заставенко. Значит, сознательно запустил пресловутую бюрократическую «дурочку». У этого известного приёма цель лишь одна – затяжка времени.

До фатальной даты оставалось 22 дня

И тут на сцену выходит новый персонаж –

Молодой (на то время 30-летний) и подающий большие надежды - прокурор Васильевского района Сергей Иванович Спильник. Уж он то знает свое «дело», которому «честно» служит и поныне. Почему слова «дело» и «честно» употреблены в кавычках? Да хотя бы для начала потому, что 9 января 2008 года, в день 103-й годовщины Кровавого воскресенья (символично…) прокурор Спильник отправляет Д. Заставенко сразу два, совершенно противоположных по смыслу, письма с одним и тем же исходящим номером 350-07.

В одном письме он утверждает,

«Як встановлено перевіркою, Василівською міською радою на даний час вирішується питання про звернення до суду із заявою про визнання Заставенко О.І. обмежено дієздатним. Таким чином, підстав для внесення Василівській міській раді документів прокурорського реагування немає».

В другом письме…

«Як встановлено перевіркою, Василівською міською радою 26 грудня 2007 року опікунською радою прийняте рішення про клопотання перед прокуратурою району <>. Вказане рішення не відповідає вимогам діючого законодавства. Прокуратурою району на вказане рішення внесено протест з вимогою скасувати рішення».

Тут уж даже не «дурочка», а прямо таки оговорка по Фрейду. Всем понятно, в том числе и чиновникам в горисполкоме – прокуратура дает добро!

До фатального дня оставалось всего 8 календарных дней.

При всеобщем бездействии в исполкоме и при полном попустительстве прокуратуры 17 января квартира А.И. Заставенко была успешно продана. Из якобы полученных по сделке Александром Ивановичем Заставенко 22,5 тысячи долларов, друг детства Виктор Бондарь разрешил 50 тысяч грн (около 10 тысяч долларов по курсу НБУ)положить на депозитный счет в КС «Довира». Остальные заботливо упаковал в своё портмоне – у тебя дурака все равно украдут…

В этом плане есть претензия к частному нотариусу Скориченко А.В., которая в скором будущем стала менять показания. Вначале она утверждала, что передача денег от покупателя продавцу происходила без её присутствия, затем якобы деньги передавались в её кабинете при ней. Возникает вопрос – для чего и ради кого старалась «беспристрастный», но на редкость осведомленный нотариус? Например, она указывает милиции о болезни Дмитрия Заставенко и даже называет номер и дату выдачи свидетельства о болезни (Д. Заставенко никогда не был её клиентом), но «слыхом не слыхала» об алкоголизме Александра Заставенко, лишь указывая на то обстоятельство, что «он вёл себя адекватно».

Уже утром следующего дня Александр Заставенко был выписан из квартиры в Васильевке и перевезен в село Бурчак, где без всякого надлежащего юридического оформления и регистрации якобы купил дом-развалюху у некой доброй женщины Ольги Нечет за 4,5 тысяч долларов, в который тут же и вселился. Так сбылась последняя «мечта идиота», расписанная в розовых тонах лучшим другом детства Витьком Бондарем.

Александру Ивановичу оставалось жить 9 месяцев и 1 день.

Всё что наши персонажи производили впоследствии лучше всего характеризует популярный слэнг –

ЛОЖЬ, ПИ…ШЬ И ПРОВОКАЦИЯ

Продолжение следует…

Спецкор, "Правозахисник Запоріжжя"

Комментарии   

+1 #1 голос 14.08.2016 03:41
Да воздастся каждому по его заслугам.

You have no rights to post comments