Пятница, июля 10, 2020

moshenniki.2Постоянным нашим читателям со стажем тема покажется знакомой. Действительно, издание «Стрела» о странных обстоятельствах «васильевского» дела писала 19 мая 2010 года в статье «Почему прокурор Спильник не увидел умысел в явно криминальном деле?»
С тех пор прошло пять лет, но вопрос, вынесенный в заголовок той статьи, не находит ответа и по сегодняшний день. Усилиями милиции и прокуратуры Васильевки дело несколько раз закрывалось и вновь возбуждалось контр усилиями неугомонного племянника жертвы (для начала выразимся осторожно – жертвы обстоятельств) жителя Васильевки Заставенко Дмитрия Викторовича.

Тем, кто знаком с обстоятельствами дела напомним, а остальным читателям вкратце сообщим об обстоятельствах (показательного бездушным отношением со стороны правоохранителей) дела.
Жил да был в г. Васильевке ничем не приметный гражданин Заставенко Александр Иванович 1954 года рождения. Разве что отличался пристрастием к спиртному, за что и состоял на учете, с которого был снят в виду бесперспективности лечения. Проживал он в квартире одной из многоэтажек вместе с матерью. Когда же в 2007 году мамы не стало, наступили «чёрные» дни перемен…
С женой был в разводе, и та проживала с сыном отдельно. Сын к тому времени находился в СИЗО по подозрению в совершении тяжкого преступления. Нужно помочь сыну, а заодно как-то решать собственные материальные проблемы. Решился на продажу квартиры…
Хорошо всё-таки, что мир не без добрых людей. Вот и у Александра Ивановича был друг с детства Виктор Бондарь. Хорошо знал бывшую семью Александра Заставенко и был в хороших отношениях с покойной матерью. Даже как мог, помогал материально, предоставляя возможность трудиться на собственном приусадебном участке и торговое место на рынке для реализации урожая.
Вот и сейчас верный друг детства не замедлил прийти товарищу на помощь. Выдвинул ли он идею продажи квартиры с переездом в село, или только одобрил уже вызревшее в голове Александра Заставенко решение, уже никогда не узнать, да это и не суть важно… Важно, что не оставил в беде. Да что там говорить, услуги многоопытного и бывалого (даже срок по воровству «мотал») человека с честными намерениями трудно переоценить. Не правда ли?
Первым делом ссудил товарища на то время солидной суммой 500 грн. на приватизацию квартиры и «на питание». Тем временем подыскал покупателя на квартиру за $22500 и подходящий домик в соседнем с Васильевкой селе Бурчак за $4500. К 17 января 2008 года – дате нотариального оформления договора купли-продажи квартиры в Васильевке дело, что называется, было «на мазѝ».
Лишь два обстоятельства омрачали реализацию проекта закадычным друзьям – подозревающие недоброе бдительные соседи да племяш Дмитрий Викторович Заставенко. Они стали опекать Васильевский опекунский совет,
с якобы, по мнению председателя совета Андрея Борисовича Матюх, необоснованными требованиями не дать свершиться преступлению. Опекунский совет долго что то там решал, и уже после продажи квартиры официально ответил, что вопрос рассматривался на двух заседаниях совета, и что Дмитрий Викторович присутствовал на них и с решениями опекунского совета был ознакомлен.
Только вот Дмитрий Викторович не мог принять ответ «опекунов» на веру, так как ни на какие заседания не приглашался, а потому ни присутствовать на оных, ни тем более знакомиться с их решениями не мог. С этим ответом он и направился в Васильевскую районную прокуратуру как в надзорное учреждение. А куда же ещё… Там его принял сам районный прокурор Сергей Иванович Спильник и, ознакомившись с сутью заявления взял да и выставил просителя за дверь кабинета.
Тут пришёл к Дмитрию и сам дядя Саша с большущей просьбой. Так мол и так, одолжи племянник 5000 гривен. Бондарь требует срочно вернуть долг.
- Так ты ж брал 500?
- Так и я ж вроде так помню. Но Бондарь сказал, что я «по-пьяни» запамятывал, да и дружки вот подтверждают…
Больше вопросов не было… и Дмитрий Заставенко снова отправился в районную прокуратуру с новым заявлением, в котором дополнительно требовал опросить соседей. На этот раз заявление приняли. Ответа нет до сих пор.
Одним словом к началу великих перемен в судьбе А. Заставенко, уже ничто не мешало реализации плана. Так оно и случилось, как и было задумано…
В назначенный день 17.01.2008 г. продавец А. Заставенко с другом В. Бондарем и покупательницей Т. Фурмановой собрались в уютном кабинете частного нотариуса А.В. Скориченко в Васильевке. Позднее нотариус вспоминала, что Заставенко А.И. находился в нормальном состоянии, трезвый. То есть оснований усомниться в его правоспособности нотариус не имела. Забегая вперед заметим, что нотариус Скориченко так же показала, что при передаче денег от покупателя продавцу не присутствовала. Позднее она поменяла эти показания на прямо противоположные. А зря… Обманывать нехорошо, а особенно по роду прямой своей деятельности.
Если бы нотариус действительно присутствовала при передаче денег, то не утверждала бы, что вся сумма полностью была вручена Александру Заставенко. Как раз наоборот – всю сумму взял себе сердобольный товарищ Виктор Бондарь. Да и как иначе? Напьётся, проснётся – нет ни денег ни квартиры.
Так было решено заранее. На депозитный счет в КС «Довира» будет положено 50000 грн. С ежемесячной выплатой процентов на проживание Александру Заставенко. Остальная сумма останется на хранении у В. Бондаря и будет оприходована по назначению: на покупку дома в Бурчаке, помощи сыну и оплату услуг адвоката и т.д. и т.п.
По существу В. Бондарь так и поступил. Разумеется, с его слов при последующих проведениях дознания работниками Васильевского РО УВД в Запорожской области. Как бы там ни було, но 50 тысяч грн в тот же день действительно легли на депозитный счет и деньги 750-800 грн А. Заставенко регулярно получал до самого конца.
Уже на следующий день неразлучные друзья уже были в селе Бурчаке, где особо не заморачиваясь законами, приобрели дом у якобы хозяйки Аллы Михайловны Нечет. Префикс «якобы» присущ всем составляющим сделки, поскольку на то время А.М. Нечет дом не принадлежал по причине отсутствия прав на наследство, свидетелей суммы оплаты $4500 от гр. В. Бондаря к А. Нечет нет, а сам договор купли-продажи, если таковой и существовал, был изготовлен и подписан «про людське око» - не заверен нотариально и не зарегистрирован в БТИ. Тем не менее, вечером уже отпраздновали новоселье и вынесли вердикт – живи!..
Конец же настал 20 октября 2008 года одновременно со смертью Александра Ивановича Заставенко. Не вышло пожить… Верный товарищ Виктор Бондарь почти ежедневно проведывал друга-новосёла в Бурчаке. Справлялся о здоровье и заботливо следил, чтобы случайно не настало «просыхание». Он и обнаружил бездыханное тело в недавно приобретенном доме. Для верности пригласил бывшую (?) хозяйку дома О.В. Нечет, чему есть логичное объяснение. О. Нечет имеет среднее специальное медицинское образование и большой практический стаж работы медсестрой. После подтверждение смерти – всё как водится: милиция – морг – похорон. А поминки? Вот поминок-то и не было! Но об этом позже… Через полгода вдова получила от КС «Довира» до копейки вклад в 50 тыс. грн с надлежащими процентами, чем осталась вполне удовлетворена. Любопытство васильевских оперов-дознавателей безутешный В. Бондарь также удовлетворил вполне устными показаниями об «использованных по назначению» $12500. «Друг ответил преданный, друг ответил искренний» - поется в песне Давида Тухманова из всенародно любимого, а ныне запрещённого к показу в Украине, телефильма «Ирония судьбы или, С лёгким паром!»… Но так ли уж по закону ответил?..
Сумлеваюсь я однако
… часто говаривал герой советского блокбастера «Тени исчезают в полдень» бандит Илья Юргин. И добавлял, - «Ох, чую, загремим «под панфары»!
Чем не эпиграф для дальнейшего повествования о событиях последнего пятилетия в никчемном с точки зрения правоохранителей деле простого советско-украинского алкоголика. Прокурор Спильник так и выразился - кто виноват этим алкоголикам, что они продают свои квартиры и потом остаются ни с чем? Сами виноваты…
Так? Нет не так! Согласно Конституции – все граждане, независимо от… имеют право на защиту… От рождения и до смерти. Добавим – и после…
Совместные усилия редакции, ОО «Правозахисник Запоріжжя» и нашего детективного агентства ООО «РИО» определили всего три версии, которые выносим на суд читателей, поскольку не имеем законного права заявлять собственные результаты и делать однозначные выводы. Это прерогатива компетентных органов, наделённых государством соответствующими на то полномочиями и правами.
Версия 1. Сделка купли-продажи квартиры в Васильевке, приобретения дома в селе Бурчаке Михайловского района и расходования остатка средств В. Бондарем совершенно законны.
Этой версии изначально и до сих пор придерживались и, похоже, сегодня настаивают на её бесспорной легитимности реформированные васильевская полиция и энергодарская прокуратура.
Возвращаясь к событиям пятилетней давности, заметим, что племянник Д. Заставенко и после смерти дяди не прекратил попыток добиться истины. 08 декабря 2008 года Д. Заставенко обратился с заявлением в Васильевский РО УМВД с заявлением о возбуждении уголовного дела.
Райотдел принял дело и провел дознание, результатом которого стало Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, датированное январём 2009 года, за подписью старшего уполномоченного Д.А. Кушнира, утверждённый начальником РО УВД полковником милиции А.А. Ищенко. Из отказного материала видно, что дознание проведено путем устного опроса фигурантов, явно формально и даже похабно, причём со ссылкой на указания районной прокуратуры. Этот факт подтвердит любой отставной «опер» или прокурорский работник. Все что показали опрошенные лица принято за истину в последней инстанции. Фактически повторялся уже изложенный нами ранее материал.
Однако появились интересные дополнения. Так после констатации смерти сотрудниками Михайловского РО УВД В. Бондарь самостоятельно нанял машину и отвёз труп в Токмакский морг. В квартире поселился сотрудник ГАИ, который позднее (не для протокола) признал, что имел виды на покупку квартиры, но убедившись, что квартира «грязная» отказался от своих планов.
На основании рассказок В. Бондаря, покупателя Т. Фурмановой, нотариуса А. Скориченко и квартиранта проданной квартиры милиция делает вывод об отсутствии состава престуления и отказывает в возбуждении уголовного производства.
Не удовлетворившись формальным отказом Васильевского РО УВД, племянник Дмитрий Заставенко предпринимает собственные усилия к установлению истины. Он устанавливает, что фиктивный договор на покупку А. Заставенко дома в селе Бурчак формально был расторгнут якобы из-за желания А. Заставенко переехать из нажитого угла в другое место. Согласно его желанию хозяйка дома А. Нечет благородно безвозмездно возвращает А. Заставенко уплаченные $4500, о чем 26 октября 2008 года делается запись в нотариальной книге Бурчацкого сельского совета, скреплённая печатью сельсовета и подписью секретаря Ольги Григорьевны Волик. Там же заверены подписи сторон.
На первый взгляд всё правильно. Продал квартиру, купил дом, передумал, получил обратно деньги и неожиданно умер естественной смертью алкоголика, что подтверждается справкой патологоанатомической экспертизы. Дело изложено на бумаге, скреплено важными подписями с печатями и подлежит утилизации на 40 лет в архиве и дальше в макулатуру. Так то оно так, если бы не возникающие вопросы для пытливого ума, который, как известно никогда не успокоится, пока не найдёт решения. Вот беда-то… для кого-то…
Вопросы же возникают один за другим, и карточный домик милицейского дознания рушится на глазах…
Дело в том, что племянник Дмитрий Заставенко и на этот раз не удовлетворился милицейским вердиктом. И ответом из Бурчацкого сельсовета о заверении подписи А. Заставенко о получении суммы долга и отсутствии в деле самой заверенной копии расписки. В мае 2011 года он обращается с исковым заявлением в суд о признании А.И. Заставенко недееспособным и признании ничтожным договора купли-продажи квартиры в Васильевке. Суд, разумеется, в иске отказал. Ведь нет никаких решений-подтверждений А.И. Заставенко от опекунского совета, в компетенции которого и находится признание недееспособности. Но это и к лучшему, ибо в случае признания договора недействительным истцу пришлось бы возвращать $12500 против полученных 50 тыс гривен. О чём только думал адвокат? Ответчик же не мог согласиться с заведомо выгодным для него гражданским иском, поскольку на то время квартира уже несколько раз была продана и перепродана.
После суда неугомонный Дмитрий Заставенко не складывает оружия, а основательно подкрепившись новыми фактами, 25.09.2012 г. снова обращается с заявлением уже в прокуратуру Запорожской области, и на этот раз перестраховывается обращениями в вышестоящие органы правозащитной системы.
И на этот раз, как заведено, все спускается на Васильевский РО УМВД. Следует ожидаемый очередной формализм, но на этот раз вызывает куда больше и куда более зловещих вопросов.
Возникают две новые версии. О которых в продолжении завтра…

Спецкор, "Правозахисник Запорiжжя"

Комментарии   

+2 #4 Пилип 10.02.2016 19:09
Ох, пане Петре!
Знову ви за своє? Моя хата скраю… Так не можна поступати з жодною людиною. Не розумієте, то поясню… Які б там не були родичі, то за законом ніхто крім них не має права щось брати собі із спадщини. Спадщина охороняється законом. Це зрозуміло чи ні?
Тільки коли на спадщину законні спадкоємці не заявляють претензії визначений законом час, то за рішенням суду майно передається державі. Всі інші фізичні чи юридичні особи за цих обставинах визнаються злодіями. Тепер зрозуміло?
З матеріалів журналістського розслідування вочевидь доведено, що небіжчика, а вслід за ним і рідню брутально обікрали. При чому при повному потуранні збоку міліції і прокуратури. Якщо б ті слуги закону стояли на його варті, то мали б насамперед перевірити ті дві версії, на які посилається друга частина статті. Причому за канонами кримінального слідства, мали б розпочати з підозри умисного вбивства, а заразом допитати і належним чином оцінити всі правопорушення, що були допущенні державними та комунальними службами.
Ти кажеш, що покійний витратив гроші на те й на те… Де купував? Хто свідок, що це було дійсно так?
Майно залишилося після смерті? Де воно подівалося, якщо ти єдиний займався справами?
Пані Нечет і та секретарка, що підписала, надайте докази, що ви отримали 4500, а потім їх повернули. Чим ви поясните підробку документів в нотаріальній книзі? До голови сільради – як у вас зберігаються штампи та печатки, що ними можуть користуватися всі кому не ліньки?
Опорсити під протокол всіх сусідів, вийти на свідків., що бачили і розмовляли з небіжчиком перед смертю.
Патологоанатому, чому не відправив матеріали на аналіз з підозри на отруєння? Чому видав тіло третій особі? Як часто і системно це відбувається в Токмацькому морзі? Скільки хабара отримав? Ті ж питання до Василівського РАГСу та поховальної служби. На всіх документах стоять прізвища. Що за проблеми?
Певен, що таким чином всі докази будуть зібрані, і «сестрам роздадуть»… А так виходить, що міліція та прокуратура покриває вбивць…
А раз так, то й до вашої «хати на краю» незабаром навідаються… А ви про родичів…
Злодій має сидіти у в’язниці!
0 #3 Петро 10.02.2016 18:17
Коли, п'яниця Зставенко О., пропивав квартиру, пиячив в с.Бурчак, тоді родичів не було. А ось коли він помер, родичі вирішили поділити спадщіну, і отримавши дзуськи, побігли до прокуратури.
І тепер Спільник винен, що вони мало отримали ( лише гроші з депозиту)
+1 #2 гость 08.02.2016 07:17
"После суда неугомонный Дмитрий Заставенко не складывает оружия, а основательно подкрепившись новыми фактами, 25.09.2012 г. снова обращается с заявлением уже в прокуратуру Запорожской области" - и снова его заявление попадает к Спильнику, но уже как к начальнику управления областной прокуратуры.
+4 #1 Василий 07.02.2016 08:22
В цій історії все зрозуміло! Злочинці платять хабарі другим злочинцям-"правоохоронцям".
"cпільники" повинні висіти на гілляках.

You have no rights to post comments